Главная страница

 

 

Ордена,медали и знаки Российской империи Ордена,медали и знаки Советского Союза Ордена и медали Российской федерации Гербы и флаги республик,крев,областей и городов Российской федерации Символика армии,флота Словарь символики,геральдики и эмблематики
 
Значки,медали,нагрудные знаки,брелоки
СЛОВАРЬ МЕЖДУНАРОДНОЙ СИМВОЛИКИ И ЭМБЛЕМАТИКИ
Р
 

175. РАДУГА с древнейших времен считается у ряда народов Западной Европы (кельтов, германцев, скандинавов) отражением божества света, или отражением Солнца. Одна из древнейших эмблем «небесного огня умиротворения» в противоположность «карающему небесному огню» (молнии). Поскольку свет считался эквивалентом истины, то в средние века радугу трактовали и как отражение божественной истины. В скандинавской мифологии радугу — Бифрёст — рассматривали как мост на небо, в жилище богов (Асгард), а также как отражение света, в котором обитают боги. В Библии появление радуги после всемирного потопа трактуется как символический знак примирения Бога с людьми, как символ прощения Богом людских грехов (Быт. :8).

Эмблема счастливого будущего на знамени Томаса Мюнцера 1525 г. Германия
Часть герба Никарагуа

В геральдике радуга изображалась либо тремя, либо пятью цветными полукружиями.В первом случае она состояла из красного, желтого (золотого), синего цветов, во втором — из красного, желтого, зеленого, синего, фиолетового. Красный цвет трактовался в радуге как погасший гнев божий, желтый — как щедрость божья, зеленый - как милость божья, надежда на божественное великодушие; синий цвет отражал ниспосланное на землю умиротворение, защищенность от сил природы; фиолетовый (пурпурный) выражал божественное величие. В XIX веке и особенно в XX веке употребляют и натурное изображение радуги — всех семи цветов спектра. Хотя символическое значение радуги со времен язычества практически не менялось как отражение Солнца и света небес, оно тем не менее сильно варьировалось в истолковании смысла того, что означает этот свет. В конце XIX — начале XX века радуга трактовалась в эмблематике как символ счастья и как эмблема радости, счастливого завершения какого-либо начинания, благополучного исхода. Такая трактовка радуги непосредственно связана с ее появлением в природе: после грозы, ненастья, в сопровождении яркого солнца, света, при полном покое, умиротворении природы.
В религиозной символике радуга нередко рассматривалась как временно ставший видимым путь на небо, как небесный мост, кстати, тоже по аналогии с языческой скандинавской мифологией, что также не только не меняло, но и подтверждало ее всеобщую трактовку как символа счастья или дороги к счастью. Именно в этом значении эмблема радуги была помещена на знамени Томаса Мюнцера, руководителя крестьянской войны в Германии в 1525 году. Сама форма радуги (а она считалась круглой, так как другая ее половина якобы погружена в океан) подчеркивала, что этот символ обладает божественным совершенством. Поэтому мотив радуги часто используется в национальных орнаментах, где она передается несколькими концентрическими окружностями, вписанными одна в другую.Однако, будучи древним, языческим и простонародным символом западноевропейских народов, радуга слабо использовалась в геральдике после XV века, а в государственную эмблематику и вообще не «допускалась», если не считать включения ее как эмблемы в начале XIX века в гербы латиноамериканских малых государств: Сальвадора, Гондураса, Никарагуа. Некоторые латиноамериканские страны фактически также имеют «зашифрованное» изображение радуги, поскольку употребляют в своих гербах геральдическое сочетание трех цветов радуги: красного, желтого, синего. Так, Куба имеет в своем гербе красный диск солнца с желтым ободком и желтыми лучами на фоне синего неба, а Колумбия имеет национальный флаг этих же трех (радужных) цветов. Попытка ввести радугу как одну из эмблем советского крестьянства в 1918—1920 годах, долженствующую символизировать «вольный труд на вольном воздухе», оказалась искусственной, интеллигентски надуманной (художник Сергей Герасимов) и не была принята в народе. Радуга и эмблематически, и символически была продуктом мифических представлений западноевропейского мира и в нашей стране, у нашего народа не получила распространения ни в прошлом, ни в наше время. Наоборот, именно народная популярность этого древнего символа и эмблемы в Западной Европе дала идею историку Пьеру де Кубертену «разложить» радугу на пять отдельных колец и превратить ее в таком «преобразованном» виде в олимпийскую эмблему.

176. РЕГАЛИИ — знаки монархической власти. Обычно принадлежат каждой династии в определенной стране отдельно. Но иногда «наследуются» и другими династиями в одной и той же стране. Чаще же имеет место изготовление регалий для определенного, конкретного монарха с целью их применения в момент его коронации. На практике регалии как знаки монархической власти в той или иной стране как бы кумулируются, то есть наряду со старыми, историческими и почетными знаками власти монарха сохраняются и новые, изготавливаемые для всех последующих монархов, причем в зависимости от политической конъюнктуры, международной обстановки и иных национальных и исторических обстоятельств применяются разные образцы существующих в стране регалий. Состав регалий в общем международен, но наряду с этим существуют и некоторые национальные отличия.
Обязательным элементом регалий является корона. Она может быть императорской, королевской, великогерцогской и княжеской для правящих монархов. Корона как регалия чаще всего меняется в зависимости от смены монарха, ибо должна быть приспособлена индивидуально, а, кроме того, ее исполнение, ее оснащение (помимо формы) обычно тесно связано с конкретными историческими условиями — с экономическим и территориальным состоянием данного государства, с состоянием его финансов, с политическим положением монархии и конкретной династии и, наконец, с уровнем, направлением и стилем национального изобразительного искусства в данной стране в определенный момент.
Крупные государственные деятели-монархи всегда заново заказывали короны. Отсюда в России, например, известны в качестве корон-регалий:

  • а) шапка Мономаха (XIIIXIV вв.);
  • б) Казанская корона, изготовленная по приказу Ивана IV Грозного для «заместителя» царя Симеона Бекбулатовича (1575 г.);
  • в) Астраханская корона, сделанная для главного наряда царя Михаила в 1627 году;
  • г) Сибирская корона, служившая для царя Ивана V, брата Петра I (1682 г.);
  • д) Таврическая корона, изготовленная для Петра II (1727 г.);
  • е) корона Царства Польского, которую носила Анна Иоанновна (1730 г.);
  • ж.) Грузинская корона, сделанная по приказу Павла I в память присоединения Грузии к России в 1801 году.

Специально для коронования Екатерины II была изготовлена в 1762 году Большая императорская корона, служившая фактически с тех пор главной регалией Российской империи. Последующие императоры пользовались этой короной, и именно ее изображение воспроизводилось в Российском государственном гербе в XIX веке. Аналогичное положение наблюдалось и в других государствах. Так, короны Германской империи и австрийских императоров постоянно с 1350 года хранились в Праге, затем с 1424 по 1796 год — в Нюрнберге, а в 1806 году с распадом «Священной Римской империи германской нации» утратили свое значение. Однако в 1870 году была вновь изготовлена корона новой Германской империи, которой короновались Вильгельм I, Фридрих III, Вильгельм II (т. н. Железная корона).
В Швеции в общей сложности за всю ее историю в королевском хранилище накопилось 12 корон. Самая древняя относится к середине XII века и принадлежала Эрику IX Святому, а самая красивая и дорогая была изготовлена в 1561 году для Эрика XIV Вазы, и ею пользовались все последующие короли этой династии, а также короли династии Бернадотов (Густав V) с 1810 по 1907 год. В то же время королевы и короли Гольдштейн - Готторпской династии пользовались своими коронами или коронами друг друга. В Норвегии, где национальная монархия была восстановлена лишь в 1905 году (после перерыва — с 1450 г.), короли династии Глюксбургов пользовались короной, изготовленной в 1818 году для Юхана XIV, короля Швеции и Норвегии. Ею короновались Хокон VII, Улав V и Гаральд V (нынешний король). В Англии же, несмотря на древность английской монархии (с IX в. и затем с XI в.— Плантагенеты), самая старинная из сохранившихся корон-регалий относится лишь к 1660 году и была изготовлена для Карла И. Все короны, существовавшие до 1649 года, были уничтожены во время революции под руководством Кромвеля — перелиты в слитки и расчеканены на монеты.
Помимо короны в состав основных регалий входят государственный меч (см.) — знак военной власти монарха, скипетр и держава. Скипетр представляет собой жезл — короткую золотую палочку, украшенную драгоценными камнями и служащую символом административной монархической власти (судебной, исполнительной), в то время как корона олицетворяет законода­тельную и божественную власть монарха.
Держава (см. Яблоко державное) символизирует территориальное обладание — власть над всем сухопутным и морским пространством государства и его населением. Иногда (как, например, в Швеции) держава изображается просто в виде небольшого глобуса, на вершине которого водружен крест. Это не означает претензии на обладание миром, а только знаменует факт господства монарха на своей земле, в своей стране. В России держава считалась видимой эмблемой самодержавия, самовластия царя. Помимо этих основных, общих для всех монархов регалий существует еще несколько дополнительных. В их числе — мантия (императорская, королевская, великогерцогская и княжеская), или порфира (у русских императоров), государственный ключ, государственная печать, государственный щит и иногда государственный рог. Последний был известен в германских государствах-курфюршествах, в Швеции и служил для хранения благовоний — священного миро. В России эту роль исполняли огромные серебряные кувшины-вазы, которые к регалиям не относились и хранились у патриархов. В XIII—XVII веках в качестве регалии существовала еще государственная золотая цепь (а еще ранее в России с X в.— золотая нашейная гривна). Специфической для России регалией были бармы царя (XIV—XVII вв.), неизвестные в других странах мира, кроме Византии. (См. также Мантия.)
Бармы представляли собой оплечье, состоящее из 11 блях чистого золота, из которых шесть овальных и меньших составляли внутреннее «кольцо», а пять круглых и больших располагались между ними, составляя внешнюю часть барм. Бляхи были украшены драгоценными камнями, жемчугом и накладной золотой сканью. В центре крупных блях располагались изображения святых. Размер овальных блях — 4,7 см в ширину и 5,6 см в длину, а диаметр круглых блях — 8,75 см. Цари надевали бармы в торжественных случаях с 1310 года, а с 1328 года бармы стали рассматриваться как царские регалии и вплоть до 1700 года использовались всеми царями обязательно во время коронации как знак, символ царского сана. Начиная с 1798 года происходит постепенное сокращение числа государственных регалий, что соответствует отпадению целых сфер государственной жизни из-под непосредственного контроля монарха.
Так, из числа регалий первым исключается ключ, символизирующий государственные финансы, казначейство, которое с XIX века уже нигде в мире не смешивается с монархическим личным имуществом. Затем из числа регалий исключается печать (т. е. дела государства), поскольку на долю монарха все более и более остаются декоративные и представительские функции, а реальные дела переходят к правительствам и парламентам. То же происходит с мечом, щитом и даже державой, так что у монарха остаются в конеч­ном счете лишь скипетр, корона и мантия — внешние знаки его сана и положения в государстве. Все регальные предметы, как существующие, так и отмершие, бывают представлены в монархических гербах, а также в ряде государственных. Их значение и смысл в составе гербов прямо соответствуют их символическому смыслу в реальной государственной жизни как знаков власти, отражающих разные ее функции. В родовых гербах регалии практически не встречаются и могут присутствовать лишь как эмблемы покровительства и пожалования, будучи предоставленными в связи с каким-либо исключительным конкретным событием. В этих случаях эмблемы регалий изображаются в сильно уменьшенном виде и усеивают поле щита (например, щит, усеянный коронами или державами). В то же время сами по себе реальные регалии не обладают геральдическим значением и к области геральдических понятий не относятся.
В странах Востока (Азии) монархические регалии имеют свою национальную и историческую специфику, хотя основные регальные предметы (корона, скипетр, меч, держава, мантия) остаются общими. Так, в Японии к числу императорских регалий относится Священное Зеркало и Священная Большая Яшма, в Арабских Эмиратах к набору регалий добавляются особые ятаганы и священные Пояса Силы эмиров и т. п., входящие в их парадное, торжественное облачение.

177. РЕЛИКВИЯ (лат. reliquia — остатки, оставшееся). В странах, где государственной религией было католичество, реликвиями или, точнее, священными реликвиями (reliquia sacra) стали называть прах канонизированных папой римских святых, которые якобы творили чудесные исцеления. В православной церкви такой прах, останки носили и носят название мощей. Таким образом, слово «реликвия» на русском языке означает «мощи» и в силу этого в XVIIIXIX веках практически не употреблялось в бытовом языке как явно католическое. В интеллигентской же среде конца XIX — начала XX века получила распространение тенденция в пику официальной церкви употреблять слово «реликвия» для обозначения чего-либо дорогого, памятного по воспоминаниям, например какой-либо вещи, оставшейся в наследство и ценной лично для данного лица как дар любимого человека, а не своей конкретной ценностью. В таких случаях говорили: «Ах, это моя реликвия!» Тем самым подчеркивались сугубо личное значение и личная оценка данного предмета реликвией, поскольку она была «памятным остатком» лишь для данного человека.
В более широком смысле термин «реликвия» со светским значением употребляется в современном языке также по отношению к историческим памятникам государства или нации, обладающим уникальным, неповторимым характером и крайне важным для понимания и объяснения истории того или иного народа либо священным, дорогим для нации в целом. Таким образом, нельзя называть реликвиями любые «остатки», памятники прошлого, любые произведения искусства прошлого, даже если они имеют высокую художественную и историческую ценность. В то же время в разряд национальных реликвий попадают также исторически значимые для нации уникальные памятники - инсигнии и регалии, если они утратили свое фактическое политическое значение. Так, корона св. Стефана — реликвия в современной Венгрии, шапка Мономаха — реликвия и для современной России, равно как и в целом Московский Кремль и все его памятники — историческая реликвия для всего русского народа, независимо от формы правления в России.
Вместе с тем термин «реликвия» неприменим для обозначения эмблем, символов, гербов и т. п. ни при каких условиях, независимо от того, каковы размеры или материал этих предметов (металл, дерево, ткань, камень, керамика и т. д.), место их расположения (частное жилище, общественное здание, государственное учреждение) и их предназначение (собрание произведений искусств, музей, государственное особое хранилище, массовые манифестации или празднества).

178. РОГ ИЗОБИЛИЯ — распространенная в международной геральдике эмблема довольства, изобилия, экономических успехов и экономического процветания. Изображение рога изобилия и вся соединенная с ним символика имеют античное происхождение, связаны с греческой мифологией, а именно с мифом о нимфе Амалфее, вскормившей своим молоком Зевса, когда тот был еще ребенком. У Амалфеи была коза, рог которой был волшебным: он имел свойство производить все, что пожелает его обладатель. Как атрибут рог изобилия вначале широко распространился в самой Греции, где его стали придавать не только изображениям Амалфеи как его законной владелицы, но и другим божествам, и в первую очередь Гее — богине Земли как подательнице урожая; Фортуне — как богине счастья и подательнице того, что человек пожелает; Плутосу — как богу богатства и др.
Таким образом, уже в античное время рог изобилия получал при всей определенности этой эмблемы-атрибута весьма разнообразную трактовку. Так, например, в эпоху эллинизма и широкого развития средиземноморской торговли он становился также одним из атрибутов Гермеса (Меркурия) как бога торговли, ибо в ней в это время уже видят один из главных источников процветания. Как ярко выраженный «общечеловеческий», нейтральный, неполитический символ рог изобилия был принят и в средневековой эмблематике, хотя и исключительно бюргерской, но уже с XVI века после эпохи Реформации стал входить и в дворянские гербы вначале в Западной Европе, а затем с XVIII века и в России. Особенно широко и разнообразно стала использоваться эта эмблема после французской буржуазной революции как чуть ли не основная эмблема буржуазного общества, в особенности в республиканских странах. Именно в это время в начале XIX века рог изобилия появляется в качестве основной государственной эмблемы ряда латиноамериканских республик, причем в двух формах: в форме рога, из которого текут широким потоком монеты (олицетворяющие золото и вызывающие ассоциации со сказочным Эльдорадо), и в форме традиционной, когда из рога вываливаются плоды и цветы — олицетворение земного плодородия. Рог изобилия имеют в своих гербах Перу, Панама (золотой рог изобилия), Колумбия (два рога изобилия, оба его вида), Гондурас (два рога изобилия, но оба изображающие плодородие земли).
Идеологическая «нейтральность» эмблемы рога изобилия привела к тому, что эта эмблема часто использовалась и в советской эмблематике первых лет революции и даже предлагалась в качестве одной из советских государственных эмблем, поскольку она могла символи­зировать одну из главных целей, стоявших перед советским народом,— добиться экономического укрепления страны, создать изобилие для трудящихся масс.
Однако именно традиционная каноничность этой эмблемы, ее повсеместное и всевременное применение послужили основным мотивом, по которому она не могла быть введена в число государственных социалистических эмблем, ибо была слишком традиционной для всего старого мира, слишком была привычна, в то время как перед социалистическими эмблемами ставилась задача быть непременно новыми, вызывать новые ассоциации, будоражить воображение новыми, до тех пор непривычными формами, вызывать новые мысли, быть провозвестником новых, социалистических идей.

179. РОЖОК эмблема почтовой службы, принятая с XVI века во всех европейских странах, когда граф Турн-и-Таксис учредил первую регулярную международную почтовую линию в Европе между Веной и Брюсселем в 1516 году.

Охотничий рожок. Геральдическое изображение в родовых и государственных гербах
Почтовый рожок. Геральдическое изображение в гербах, не медалях, в эмблемах ведромств и на почтовых марках
Современное изображение почтового рожка (силуэтов) в торговых марках, на дорожных указателях и т.д.
Труба как эмблема славы - изображение на эмблемах и в произведениях искусствв
Современное схематическое изображение трубы на дорожных указателях и торговой рекламе

Рожок был в то время и вплоть до середины XIX века постоянным атрибутом почтальона, трубившего при приближении своего дилижанса к населенным пунктам в специальный почтовый рожок. Как эмблема почты рожок используется до сих пор в большинстве стран (особенно во всех европейских) на почтовых ящиках и на знаках почтовой оплаты (марках, маркированных конвертах, штемпелях и т. д.). В государственной геральдике практически не применяется. Единственный случай — рожок на гербе Лихтенштейна, который по форме отличается несколько от стилизованного, международно принятого почтового рожка и имеет натуральный вид, что позволяет рассматривать его как охотничий рожок или пастуший альпийский рожок, служащий указанием на укромное альпийское положение этого княжества. В настоящее время эмблема рожка употребляется исключительно в почтовом ведомстве.

180.РОЗА — цветок, который с эпохи раннего средневековья занимает видное место в литературе, искусстве и эмблематике различных народов Востока и Европы. Родиной розы считаются Северный Иран и примыкающая к нему южная часть Туркмении, где растет прародительница всех роз — салоргёль (см. Гель). Ассирия, Вавилон и Древний Египет не знали розы. Она была занесена в Малую Азию, Средиземноморье и в Европу (прежде всего — на Балканы) во время греко-персидских войн и затем быстро распространилась во всем тогдашнем Старом Свете, стала культивироваться, разводиться для декоративных целей. Уже Гомер, Вергилий, Гораций, то есть крупнейшие античные поэты, воспевали розу как королеву цветов. И по-древнегречески она называлась «бродон» — искаженное армянское «цветок», что указывает косвенно, какие садовники и торговцы в основном «продвигали» розу с Востока в страны Европы (из «бродон» затем в разных языках, и прежде всего в латинском, образовались «родон», «родзон», «розон», «розан» и «розен»; позднее неверно производили название розы от близкого по созвучию греческого слова «бротос» — окровавленный, забывая, что не все розы красные).

Ланкастеров
Йорков
Тюдоров
Англии (бэдж)
Немецкая роза Розенов
Русская гербовая
Эмблема СДПШ

Как яркий, пышный цветок, сочетающий красоту с приятнейшим запахом, роза быстро заняла видное место в религиозных ритуалах, в торжественных случаях и в не меньшей степени в косметике и в медицине. В поэзии и мифологии были созданы (заново) легенды о розе. Роза была посвящена Афродите (Венере), стала одним из ее атрибутов (позднее, при возникновении христианства, роза перешла «по наследству» как атрибут к деве Марии), а также атрибутом Эроса, граций, муз и Флоры; был создан поздний миф, что роза произошла якобы из капли крови Венеры. Еще до возникновения христианства роза стала эмблемой весны, красоты, любви, а розовый бутон — символом девственности и, наоборот, завядшая, осыпающаяся роза — символом кратковременности житейских благ. В эпоху эллинизма и заката Римской империи роза все чаще стала символизировать роскошь и изнеженность, и именно с этого времени идут выражения «спать на розах», а также «бросать розы к ногам победителей». В то же время зарождавшееся и набиравшее силу в Римской империи христианство стало находить симво­личным наличие у роз шипов и особенно использовало этот факт в своей пропаганде («нет розы без шипов») как «божественное» доказательство неизбежной кары за грехи, неизбежной связи между «сладкой» и «горькой» жизнью. Римские христиане ввели поэтому обычай украшать розами могилы умерших, то есть воздавать им после смерти почести, которых они были лишены при жизни. Отсюда и пошел праздник «розалий» как праздник поминовения умерших в католической церкви, приходившийся как раз на начало бурного цветения роз (в условиях Италии), то есть примерно на середину мая. Вначале отцы католической церкви боролись против подобных суеверий, но затем решили всецело применить розу как символ и эмблему для собственных целей, поняв, что из борьбы с таким притягательным цветком ничего не выйдет. Роза была объявлена символом чистоты и райской святости, посвящена исключительно деве Марии (Богородице), а ее алый цвет (в отличие от красного и пурпурного, ставших регальными) был признан исключительным символом крови Христа (начиная особенно с XIIXIII вв.). Троица (начало июня) была объявлена в Испании, Италии и Южной Франции «розовым воскресеньем», а в более северных странах (Бельгии, Голландии, Южной Германии и Австрии) праздник «розалий» был передвинут на конец июня — начало июля и связан с Петровым днем: «розы рая», которые якобы разбрасывал святой Петр, приглашая в рай праведников. Вот почему розы постоянно изображались на религиозных картинах как некая эмблема святости, а простой люд в католических странах верил в то, что розой можно отпугнуть самого дьявола или демона, и жены рыцарей дарили розу уезжавшему в поход воину-мужу в знак святости и верности своей любви (а не мужчины, как это делают у нас). Розы специально возделывались в монастырских садах, благодаря чему их сорта улучшались. С XII века устанавливается и высший знак отличия, которым папы отмечают католических монархов за услуги церкви,— они дарят им золотую розу*.
На Востоке, где культ розы был древнее европейского, этот цветок, однако, не получил никакого религиозного истолкования и считался лишь эмблемой земной любви, иногда — платонической; культ этот разрабатывался к тому же не в народном фольклоре, а в придворной восточной поэзии, в основном занятой темой розы и соловья как синтеза трех видов приятного ощущения: цвета, запаха и звука. Кстати, именно на этой восточной философии основана современная цветомузыка. Ничто, так сказать, не ново под луной...
В Россию роза до конца XVIII века не проникала ни как растение, ни как символ по двум очень веским причинам: во-первых, в силу русских суровых природных условий, а во-вторых, уже как сложившийся католический символ она не допускалась русской православной церковью. Лишь после наполеоновских войн под влиянием западной романтической литературы мотив розы начинает время от времени появляться в дворянской поэзии. Народному же русскому фольклору роза совершенно неизвестна.
То, что роза на Западе была постепенно превращена в весьма распространенную и полную важного значения эмблему официальной идеологии, отразилось и позднее, после утраты католической церковью своего безраздельного влияния, в том, что роза в протестантских государствах, и прежде всего в Германии, продолжала сохранять свое влияние и значение, но уже в качестве знака тайных обществ или вообще в виде знака таинства. Немецкое выражение «unter der Rosen» («под розой») означало «сохранять что-либо в тайне». Так, например, если изображение розы помещали на стену над столом, то это означало, что беседа приглашенных на обед не должна разглашаться. В Оружейной палате Кремля имеются серебряные кубки, подаренные немецкими послами царям в XVIXVII веках, на которых выбита надпись: «Что бы мы здесь ни говорили, должно остаться под розой»*, что являлось как бы обязательством посла и пославшего его государя сохранять содержание внешнеполитических переговоров в глубокой тайне. Не удивительно после всего этого, что роза проникла и в классическую геральдику — ее изображение было стилизовано и канонизировано, хотя допускались и небольшие вариации, особенно в цвете и частично в форме (так, например, в России в XVIIIXIX вв. в гербах употребляли не геральдическую, а натуральную розу)**. Роза могла быть в геральдике золотого, серебряного, красного, белого и даже синего цвета. Она употреблялась и в гербах обычных дворян, и в гербах владетельных особ, крупных монархических династий. Так, красная роза была эмблемой династии Ланкастеров (1399—1461 гг.), а белая роза — эмблемой враждовавшей с ней династии Йорков (1461 —1485 гг.). Поэтому борьбу этих двух династий часто называют войной Алой и Белой розы. Когда наследник Ланкастеров (Генрих VII) женился на наследнице Йорков (дочери Эдуарда IV), создавшаяся таким образом династия Тюдоров (1485—1603 гг.) приняла в качестве своей эмблемы красно-белую розу, которую обычно в Англии называют розой Тюдоров. Вобще же превращение розы в английскую эмблему произошло после крестовых походов и активного участия в них английского короля Ричарда Львиное Сердце и еще больше укрепилось в результате того, что папы римские дважды дарили золотую розу английским королям. В настоящее время роза (с красными лепестками и белыми тычинками) — полуофициальная эмблема Англии (бэдж). Английскую розу, а также репейник (Шотландия) и нарцисс (Уэльс) можно встретить в современном государственном гербе Канады (под ногами щитодержателей), указывающем тем самым, кто заложил основу канадского государства.
Вместе с тем розу как эмблему используют ныне и другие страны, и общественные (международные) организации. Так, например, роза (ярко-пунцовая, темно-красная) — неофициальная эмблема Болгарии, славящейся на весь мир своими казанлыкскими розами и по праву пользующейся этой эмблемой как первый в мире поставщик розового масла. Желтая роза всегда была признаком, связанным с Китаем, поэтому ее часто называют в Европе чайной розой, то есть китайской розой. В настоящее время желтая роза — официальная эмблема столицы КНР Пекина. Девять белых роз — в гербе Финляндии. Алая роза (ярко-карминового, а не красного цвета) — официальная эмблема Социалистического интернационала и партий, входящих в него. Она изображается натуральной и по форме, и по цвету, причем так, как она растет, с частью ветки. Отдельные социалистические партии варьируют эту эмблему: меняют число листьев на ветке, ее размеры и иногда число видимых лепестков. Шведская социалдемократическая партия изображает свою эмблему розы алым контуром, вписанным в прямоугольник.
Учитывая вышеизложенную историю эмблемы розы, ее многовековое использование как католической эмблемы, а в наше время — как международной эмблемы Социнтерна и входящих в него национальных партий, а также употребление розы как неофициальной народной эмблемы в ряде стран, имеющих на то либо историческое, либо географическое основание, представляется весьма странным, что в конце ноября 1986 года конгресс США вынес постановление считать розу эмблемой США, хотя, казалось бы, к Америке роза не имеет никакого касательства — не только исторического, но даже и ботанического: среди американской флоры роза не встречается, она была завезена в Новый Свет менее чем 200 лет назад.

* «Was wir all hier thun kosen — das bleibe unter der Rosen».
** В гербе баронессы Евдокии фон Климентовой за воспитание грех царских детей — три натуральные розы, олицетворяющие, таким образом, этих детей как конкретных живых, здоровых (отменно со­хранивших здоровье) существ, а не отвлеченные понятия. Форма, следовательно, полностью отражала содержание.

181. РУКА. Как эмблема изображение руки существовало с незапамятных времен. Археологи находят ныне изображения руки или сжатого кулака на украшениях и бытовых предметах самых разных эпох. Ее можно найти на петроглифах (наскальных изображениях) доистори­ческих эпох (каменного века) у многих народов, начиная с Северной Африки и Испании и кончая Восточной Сибирью. Рука, руки, выточенные из дерева, изваянные в камне в виде кулака или раскрытой ладони, а иногда и со сжатыми плотно пальцами, встречаются и в искусстве, и в религии многих первобытных народов. Однако символическое значение эмблемы руки на протяжении истории менялось.
Понимание «волшебной силы» руки всегда было в той или иной степени свойственно людям. Мы до сих пор в повседневном языке, а подчас и как официальное понятие употребляем выражение «золотые руки», когда желаем особо отличить какое-либо мастерство, хотя прекрасно понимаем, что такое обозначение условно, ибо когда речь идет о большом мастерстве, то дело, конечно, не только в руках, но и в уме, опыте, профессиональных знаниях и таланте. Тем не менее именно эмблема руки для выражения различных понятий получила широкое распространение у разных народов, как европейских, так и азиатских, и африканских.
В средние века эмблема руки применялась чаще всего для выражения понятий «защита», «оборона», а также «клятва» и «верность». Рука, сжатая в кулак, бронированная или в латах, держащая щит или меч, лук или стрелы, изображалась не только на гербах отдельных лиц (например, на гербе Крузенштернов), но и на гербах целых стран, как, например, Карелии, когда надо было выразить идею обороны, отваги, защиты отечества.

По мере развития человеческого общества эмблема руки начинает символизировать у разных народов все новые и новые понятия: власти (рука, сжимающая меч, державу, скипетр), искренности (открытая рука), труда, мастерства, таланта, дружбы (рукопожатие), указания пути, направления (вытянутый указательный палец). Со времени развития революционного рабочего движения в Западной Европе, а в России — с момента первой русской революции 1905—1907 годов понятие мозолистой рабочей руки как символа пролетариата стало чрезвычайно популярным. Это понятие широко вошло уже накануне 1917 года в пролетарскую поэзию, в революционные песни в основном как символ пролетарской мощи и классовой солидарности. Поэтому после свершения Октябрьской революции было принято считать руку, сжатую в кулак, эмблемой и символом классовой мощи победившего рабочего класса, эмблемой диктатуры пролетариата. Однако одновременно возникло и представление о том, что рука как нельзя лучше символизирует и сам труд. И это вполне понятно. Почти все богатства, накопленные человечеством, созданы руками рабочего класса:

Кто заложил фундамент медный,
Который тщетно бьют века?
Кто, как не труд, не труд победный?
Как не рабочая рука?
И царь-народ войдет в палаты,
Его держава высока,
Прекрасный, мудрый и богатый,
А герб — рабочая рука.

Хотя эмблема руки очень хорошо поддается изображению и во все времена входила в эмблематику разных народов, в герб Советского государства она не была включена как в силу своей телесной конкретности, так и, не в последнюю очередь, из-за своей исторической и психологической многозначности. В этой связи достаточно вспомнить стихотворение итальянского поэта Джозуэ Кардуччи «Вива ла мане!» («Гимн руке»):

Рука приглашает, рука угрожает,
Рука салютует, рука отрицает,
Рука — благодарна, рука указует,
Рука соглашается и досадует.

Над всеми частями всего человека
Прославься, рука, до скончания века!

Этими многозначными и часто противоречивыми чер­тами рука «выпадала» из строя социалистических эмблем. Философская, теоретическая подкованность советских геральдистов первых лет революции достойна поэтому всяческого уважения. Они не дали себя сбить ни такими конъюнктурными факторами, как распространенность, популярность и уже достигнутое историческое признание этой эмблемы. Их насторожила чрезмерная эмоциональность этого образа. Они чувствовали, что, как и в случае с пламенем, различие между эмоциональным воздействием символического образа руки, достигаемым средствами образности языка, и эмблематическим изображением кулака слишком велико и слишком контрастно, причем не в пользу эмблемы. Именно для того, чтобы не уронить сложившееся громадное символическое значение рабочей руки, было решено не вводить ее эмблематическое и, так сказать, более приземленное изображение в большую, государственную эмблематику, и в частности в государственный герб. Не популярность этой эмблемы в первые годы революции, ее особая понятность в России были значительны. Выпускались значки с рукой молотобойца; рука с мечом, разрубающим цепь, была изображена на первой советской марке, выпущенной 7 ноября 1918 г. (художник Р. Зариньш); рука рабочего с молотом была главной темой стандартного выпуска почтовых марок РСФСР в 1922 году (художник Г. Рейндорф, марка номиналом 5000 рублей). Интересно, что это последнее обстоятельство способствовало широкому распространению эмблемы руки и в других странах как эмблемы рабочей, пролетарской, революционной, то есть в ее совершенно новом, дотоле неизвестном историческом значении. Когда в Венгрии произошла рабочая революция в 1919 году, то эмблема красного могучего кулака, разбивающего империалистов, навязавших народам Европы Версальский договор, появилась на одном из первых плакатов Венгерской Советской Республики, созданных художником Микалом Биро. Она так пришлась по душе венгерским рабочим, что в том же 1919 году Шеди Жиларт создал выразительнейшую медаль с эмблемой сжатой в кулак руки над охваченной хаосом толпой с лаконичным призывом: «Левой! Будьте бдительны!» Даже первые деньги Советской Венгрии — монеты в 10 крон — имели эмблему труда и борьбы - руку, сжимающую молот. Не удивительно, что в напряженной атмосфере 20— 30-х годов, насыщенной драматизмом ожесточенной классовой борьбы, именно эта эмблема стала популярной в революционном западноевропейском движении. Она стала официально употребляться как знак международной солидарности трудящихся на значках и членских билетах, а также на печатях МОПРа и Межрабпома. С приходом фашизма к власти в Германии она стала боевым приветствием немецких коммунистов («Рот фронт!»). Она была символом австрийских шуцбундовцев на баррикадах Вены в 1934 году, стала эмблемой Народного фронта во Франции в 1936 году и превратилась почти в интернациональный символ сопротивления фашизму и франкизму у республиканцев и интернациональных бригад на фронтах Испании в 1936—1939 го­дах, где этот символ достиг высокой экспрессии и выразительности. Как и всюду, где он входил в употребление как символический знак-приветствие, он сопровождался звуковым, словесным возгласом-девизом: «Рот фронт!», «Но пасаран!», «Венсерёмос!» или «Аванти!» Это лишний раз исторически подтвердило верность оценки советскими геральдистами 20-х годов своеобразия данной эмблемы: в силу своей особой эмоционально-психологической природы, своей конкретности и «телесности» она чрезвычайно приспособлена для личного употребления, непосредственно в сфере общественных отношений, в соединении с девизом, а не для торжественного гербового применения, где ей недостает абстрактности и известной бесстрастности.
В годы Великой Отечественной войны образ могучей руки рабочего класса приобрел значение величественного символа защиты народа. Именно в атмосфере драматизма борьбы эта эмблема обретала вновь свое место, становилась особенно близкой миллионам людей, ибо как бы объединяла их личное, эмоциональное, индивидуальное с общим, общественным, государственным. На плакатах советских художников вооруженная штыком, мечом или вовсе не вооруженная, но могучая и неотвратимая рука разила или сжимала горло гидры фашизма. После войны эта эмблема продолжала использоваться в символике других социалистически» стран Европы. Она служила как бы историческим напоминанием, входя как обязательная, хорошо узнаваемая составная часть в значки Объединения лиц, преследовавшихся фашиз­мом, Товарищества бывших узников концлагерей и ветеранов рабочего и коммунистического движения. 22 января 1990 г. руководство (Правление) СЕПГ отменило значок партии и символику партии — Красное знамя, а также эмблему СЕПГ — руку, сжатую в кулак. Таким образом, при первом же натиске реакции руко водство СЕПГ сдало позиции в главном — в символике, хотя это казалось как бы самой небольшой уступкой. Но это было не так, ибо в эмблемах и в символах — суть, основа идей любого политического движения. И отказ от эмблемы равнозначен смене политического кредо. После отмены символики СЕПГ уже 24 января в Лейпци­ге состоялась огромная демонстрация антисоциалистических сил, пронесших черно-красно-золотой флаг с врезанным из него государственным гербом ГДР, что формально означало восстание, мятеж, поскольку в конституционном порядке герб ГДР еще существовал, существовало само государство ГДР (оно было ликвидировано лишь 3 октября 1990 г.). Эмблема руки, сжимающей лавровую ветвь и древко знамени, нашла место также в медалях, посвященных революции 25 февраля 1948 г. в ЧССР. Вместе с тем в тех капиталистических странах, где эта эмблема исторически не была хорошо известна как революционный знак в 30—40-х годах, она превратилась ныне в эмблему молодежного движения. Благодаря своей лаконичности и экспрессии эта эмблема точно и наглядно передает присущую именно молодежным революционным организациям энергию и их решимость отстаивать традиционную преемственность своей борьбы с борьбой старших поколений.
Вот почему эмблема сжатой руки столь близка и партизанам в странах Латинской Америки, борющимся против реакционных хунт, и молодежным организациям европейских стран с их относительно спокойной политической атмосферой, но имеющих опыт предвоенной борьбы против фашизма. Так, эмблема сжатой в кулак руки на фоне пламени служит ныне партийным значком социалистической студенческой молодежи Финляндии. Как видим, история новейшего времени неоднократно дает подтверждение того, что сжатая в кулак рука является атрибутом, связанным преимущественно с символикой общественных, политических движений и организаций, но не государственных. В то же время в современной государственной эмблематике некоторых стран используется эмблема руки, но не в форме кулака или же сжатой в кулак, а с такими дополнительными атрибутами, которые определяют новое национальное значение этой эмблемы. Так, на государственном гербе Бельгии имеются два скипетра, один из которых увенчан государственным львом (герб Брабанта), а другой — ладонью правой руки, сложенной в двоеперстие, что символизирует «длань справедливости» и является эмблемой клятвы верховной власти в том, что она будет руководствоваться в своих действиях конституционной законностью. Эта эмблема существует в бельгийском гербе с 1831 года, с момента образования Бельгийского конституционного королевства.
В гербе Центральноафриканской Республики используется эмблема руки (также правой) с вытянутым вверх указательным пальцем, что должно символизировать указание правильного пути в направлении прогресса и относится к слову «dignite» в девизе ЦАР «Unite, dignite, travail» («Единство, достоинство, труд»). Однако, как будто в насмешку над этим высоким символическим значением указанной эмблемы, ЦАР в течение всей своей короткой истории управлялась согласно «указующим перстам» столь недостойных политических авантюристов, в том числе императора-людоеда Бокассы, что привело в конце концов к полному разграблению государственной казны в этой стране и к еще большему обнищанию ее народа. Редко когда бывает, что государственная эмблема, обращающая внимание уже своей необычностью, оказалась бы в то же время столь иронической иллюстрацией к действительному положению дел в данном государстве. Рука, сжимающая факел, на флаге Заира указывает на факт революционной борьбы этой страны за независимость и в целом верно отражает особенности этой борьбы, ее страстный ожесточенный характер в 60-е годы нашего века.
Рука негра, сжимающая две палочки сахарного тростника и высоко возносящая их над гербом Барбадоса, символизирует, что все хозяйство, вся экономика этого островного государства строятся исключительно на экспорте сахара и рома — двух основных продуктов, получаемых из сахарного тростника, и что свыше 90% населения этой страны — негры. Эта эмблема вполне созвучна, таким образом, с девизом Барбадоса «Гордость и промышленность!» По-новому, с иным осмыслением используется изображение руки как эмблемы в негосударственной, общественной эмблематике второй половины XX века.
Так, например, рука, сжимающая за кисть другую руку, поменьше и послабее, служила эмблемой помощи, используемой, например, на отличительных знаках (медалях), которыми награждались лица, оказавшие помощь населению при стихийных бедствиях (наводнениях, пожарах и т. п.). Эта несколько новая трактовка эмблемы руки для эмблематики, в сущности, не только является оправданной, но и покоится на одном из древнейших и естественнейших восприятий руки как опоры, помощи, дружбы, соучастия, солидарности. Однако такое осмысление эмблемы руки (в, ГДР) стало возможно только в социалистическом обществе, ибо во все предшествующие исторические эпохи — и при феодализме, и при капитализме — рука в основном воспринималась как символ военный — либо охраны, обороны, либо угрозы, но все равно с оттенком своих воинских функций, а не мирных. Развитием мирных функций эмблемы руки является растущее за последние годы употребление изображений двух здоровающихся рук, то есть рукопожатия, которое является самостоятельной эмблемой. Таким образом, и символическое значение руки, и ее эмблематическое оформление могут быть чрезвычайно разнообразными и отвечать самым различным национальным и нравственным представлениям разных народов.

182. РУКОПОЖАТИЕ. Если эмблеме, изображающей одну руку в разных ее положениях, вариантах, поворотах и с разными атрибутами, всегда было и остается возможным придавать самое разнообразное значение, то изображение двух протянутых друг к другу рук, сомкнутых в рукопожатии, всегда, во все эпохи и во всех странах получало однозначную, одинаковую трактовку. Эмблема рукопожатия означала всегда союз, единение, дружбу. В древности такая эмблема чаще всего означала верность как основу любого союза, любой дружбы. Так, на немецких, австрийских, чешских свадебных кольцах начиная с позднего средневековья и кончая XIX веком очень часто изображалось рукопожатие как эмблема нерушимости брачного союза.
В XIX веке эмблема рукопожатия стала трактоваться более широко — как единение и союз вообще и была включена в число государственных эмблем. Аргентина в своем гербе имеет рукопожатие как эмблему союза всех частей аргентинской федерации. За последнюю четверть века рукопожатие стало все чаще и чаще употребляться в международной эмблематике, особенно в эмблематике социалистических стран, как эмблема дружбы народов. Поэтому эту эмблему можно было увидеть и на коллективной Составной эмблеме Организации Варшавского Договора, И на советском ордене Дружбы народов, и на значках различных обществ дружбы и культурных связей СССР с зарубежными странами. Одновременно рукопожатие в ряде социалистических стран (например, в ГДР) использовалось и как эмблема своей национальной символике для выражения таких Понятий, как “коллективный труд”, “коммунистический труд”, “совместные трудовые усилия”, “соседская взаимопомощь”. Вот почему эмблему “рукопожатие” можно было встретить на медалях, которыми профсоюзы ГДР награждали особо отличившихся производственников
Во время событий конца декабря 1989 — января 1990 года в Болгарии эмблема “рукопожатие” неожиданно приобрела большое политическое звучание и прак­тическое значение в связи с обострением внутриполитического конфликта между болгарами и болгарскими турками. Когда страну охватили забастовки, начались столкновения и дело чуть ли не приняло трагический “борот, то Союз демократических сил Болгарии (СДСБ) Сочвал в Софии 14 января 1990 г. 100-тысячный митинг 4'иоих сторонников, решивших активно блокировать разжигание националистических страстей. Эти люди вышли На улицу с самодельными фанерными и картонными Крупными значками на груди, изображавшими “рукопожатие”, с надписью “Примирение!”. Таких людей оказалось более 100 тыс., и, таким образом, сразу стало ясно, какое число людей в столице выступает в поддержку решения правительства от 29 декабря 1989 г., так что те, кто рассчитывал на подстрекательство “толпы” к насилию, оказались в явном меньшинстве и даже не посмели выступить. Так при помощи эмблемы был найден быстрый и эффективный выход из, казалось бы, тупиковой ситуации. Однако это стало возможным лишь в стране, где существуют давние эмблематические традиции, где народ эмблематически грамотен. Эмблема “рукопожатие” имеет в настоящее время две основные формы начертания: натуральную и стилизованно-схематическую. В нашей стране преимущественно используют натуральную форму, в странах Западной Европы предпочтение отдают условно-стилизованной форме рукопожатия (например, в Финляндии).

183. РУТА (РУТЫ). В геральдике этот термин имеет два значения:

  • а) Так иногда называется эмблема трилистника, если она повторяется многократно черезопределенные интервалы и крепится на длинной ленте (полосе), которая, как и трилистник, имеет в этом случае обычно зеленый цвет (но иногда и черный). Такая “рутовая лента” или “рутовый пояс” носят наименование “рутовой короны” и используются обычно чаще всего в германской геральдике в княжеских и герцогских владельческих гербах (в наше время — в гербе княжества Лихтенштейн) .
  • б) Рутами также называются в геральдике знаки, имеющие форму карточной масти “бубен”. Рассеченный по диагонали полосами на ряд “бубновых” знаков пестрый гербовый щит называется “рутованным”. Руты при этом получают через одну “шахматную” окраску (бело-черные или красно-белые, черно-золотые и т. д.). Обычно щиты с таким не гладким, а рутованным полем используются в так называемых дамских гербах. Но есть и исключения. Герб современного государства-княжества Монако представляет собой как раз рутованный (красно-белый) щит, без всяких дополнительных эмблем.

184. РЫБА, РЫБЫ (по-гречески — ихтиос) — один из распространенных на эллинистическом Востоке и наиболее ранних символов Христа, что объясняется использованием на заре христианства для зашифровывания имени Христа первых двух букв слова “ихтиос”. В позднейшей средневековой геральдике рыбы как эмблемы использовались сравнительно редко, поскольку символизировали в целом безгласие и не могли служить образцом других ярких качеств, как пернатые и звери. Поэтому изображение рыб в государственных гербах всех уровней, как правило, отсутствует. В современных государственных гербах рыбы используются только как щитодержатели у таких ярко выражен­ных океанических стран, как Барбадос (остров в Карибском море) и Сейшельские Острова (Индийский океан). Обе страны используют в качестве эмблем стилизованные изображения местных видов океанических рыб с несколько гипертрофированными декоративно-экзотическими чертами (увеличенные плавники, фантастические головы и т. п.). На гербе Барбадоса правый щитодержатель — фактически дельфин (он так и блазонируется). Вне государственной геральдики рыбы используются довольно часто в территориальных, в том числе в городских, гербах, а также в родовых, монастырских. Наиболее часто для эмблемы рыбы применяется форель, сохраняющая при блазонировании свое название, в то время как остальные породы рыб блазонируются просто как рыбы. Изображение форели отличается тем, что она всегда дается изогнутой и ее тело покрывается крупными точками (пятнышками). Форель — эмблема живости, живучести, энергичности, подвижности, так называемая “играющая форель” и одновременно символ щепетильности (не выносит засоренную, нечистую воду).
К числу рыб в геральдике относится также дельфин, хотя это животное. Однако эмблема дельфина всегда изображается отдельно, одиночно и никогда в сочетании с другими рыбами. Дельфин, как и форель, символизирует жизненную живость, энергию и используется как эмблема, указывающая на овладение водным пространством или на военное превосходство в морских просторах. Отсюда и современное использование эмблемы дельфина как арматюры в ряде ВМФ иностранных государств и в качестве эмблемы некоторых военно-морских родов войск, например противолодочных, локационных и т. д.
В русской геральдике рыбы как эмблема особенно распространены в гербах городов, расположенных на крупных реках, и служат для обозначения рыболовства или просто рыбного обилия в тех или иных областях. Обычно в русской геральдике в виде эмблемы рыбы изображаются чаще всего осетры, наделенные наиболее характерными внешними чертами и означающие истинно русскую рыбу. Наряду с осетрами изображаются также судаки, сазаны, изредка — карпы. Наиболее частым видом изображения являются две скрещенные рыбы головами вверх, реже — две-три рыбы, расположенные гори­зонтально одна под другой.
В западноевропейской, особенно в германской, геральдике для эмблемы рыбы используются стилизованные изображения таких пород, как барвена (усач) и лещ (чебак), так что по породным признакам всегда можно отличить русский герб с изображением рыб от любого иностранного. В скандинавской геральдике (датской, шведской, исландской) для эмблемы рыбы используется в основном изображение трески или особо удлиненной, стилизованной сельди с короной (т. н. “сельдяной король”).

185. РЫСЬ (по древнерусской терминологии ЛЮТЫЙ ЗВЕРЬ) — символ кровожадности, непримиримости к врагам (“чужакам”), алчности, страсти. Фактически часто совпадает в народной символике с барсом, пантерой, пардусом. Как отдельная эмблема характерна лишь для раннего средневековья и ареала северо-запада России. Была одной из первых эмблем в Новгородской Руси и фактически первой эмблемой Пскова, отражавшей необходимость для этого города-государства быть готовым всегда к кровопролитной борьбе со своими соседями: с одной стороны — с Литвой, Ливонией, эстами (чудью), немцами, шведами и с другой — с Новгородом, Москвой, Польшей. Для Пскова рысь была символом, подчеркивавшим способность небольшого, но очень сильного государства отстаивать свою самостоятельность


Галерея работ значков,нагрудных знаков и медалей
Технологии изготовления значков и медалей
Крепления для значков,нагрудных знаков
упаковка для значков,нагрудных знаков и медалей

Нагрудные знаки
Выпускные знаки ВУЗов и СУЗов
Депутатские знаки и значки
Настольные и подарочные медали
Медали на колодке
Фрачные и корпоративные значки
Зажимы и заколки для галстуков
брелоки
Экспресс-значки
Бланк заказа

Стерео и варо сувениы
Сувениры из оптического стекла и акрила
сувениры из мягкой резины (PVS)

Сегодня в продаже
 

г. Иркутск, ул. Степана Разина 11
тел.:(3952) 56-01-55
e-mail:
info@sibznak.net


медали и знаки спецназ 60 лет
монета Рожденному в Иркутске

 

 
Rambler's Top100
статистика